СМИ

Сергей Гуриев: «Нет никаких предпосылок для того, чтобы Россия осталась тихой гаванью» 11.10.2011

источник: http://www.rbcdaily.ru/2011/10/11/focus/562949981699569

В экспертных кругах Сергея Гуриева называют связующей нитью между ученым сообществом, западными инвесторами и российской властью. Одними из последних ярких инициатив ученого стали разработка системы страхования ответственности независимых директоров в госкомпаниях и создание программы обучения российских студентов за рубежом. На открытии курса лекций РЭШ в лектории Политехнического музея «Финансы: просто о сложном» при поддержке компании Ernst & Young ректор РЭШ СЕРГЕЙ ГУРИЕВ рассказал корреспонденту РБК daily АНАСТАСИИ ЛИТВИНОВОЙ, почему инвесторы боятся России, кто ответит за бюджет вместо Алексея Кудрина и почему он сомневается в том, что в российской политике остались хоть какие-то приличия.

Тандем и Кудрин
— Можете ли вы прокомментировать два самых громких события сентября: рокировку тандема и отставку Алексея Кудрина? Какое событие, по вашему мнению, было все же громче?
— Рынки нервничали на тему рокировки очень давно — выражалось это в оттоке капитала. Глобальная нестабильность тоже внесла свой вклад. Причем рынки убегали от любых рисков — даже если их источники были не в России, а в Америке и Европе. Вопреки распространенному мнению о том, что после внесения ясности в политическую картину бегство капитала прекратится, это так и не произошло. Наверное, это связано с тем, что никому не понятно, из кого будет составлено правительство. И непонятно, когда оно будет сформировано. Вот здесь отставка Алексея Кудрина внесла дополнительную нервозность. Алексей Кудрин — это человек, который совмещает в себе несколько ключевых качеств: он является профессионалом, обладает огромной репутацией на рынке, кроме того, у него особые отношения с премьер-министром. Есть люди, которые сочетают два из этих качеств, но не все три. Поэтому вопрос, кем заменить Кудрина, пока остается без ответа.
— Получается, что рокировка все же больше повлияла на экономическую жизнь?
— Не уверен. Рокировка была в какой-то степени ожидаемой, а отставка Кудрина стала весьма неожиданным событием. Причем не только для всех, но и для него лично. Скорее всего Алексей Кудрин думал, что он подаст в отставку 7 мая, а фактически он ушел 26 сентября.
— Алексея Кудрина сейчас модно обвинять в консервативной политике — особенно этим грешат оппозиционные партии. Насколько это справедливо? Удастся ли Минфину сохранить прежний курс?
— Партии Кудрина всегда не любили. Тем не менее «Единая Россия» всегда голосовала за кудринский бюджет. Я считаю, что Кудрин в большей степени прав, чем те, кто критикует его работу. Как министр финансов он должен был соблюдать макроэкономическую стабильность, потому что страна живет по тем же законам, что и семья: вы не можете тратить больше, чем зарабатываете. Россия сегодня, к сожалению, тратит больше, чем зарабатывает. Более того, надеется, что цены на нефть вырастут. Но цены на нефть скорее всего не вырастут. И это означает, что дефицит бюджета будет гораздо больше, чем кажется. Поэтому если в чем-то и можно критиковать Кудрина, так это в том, что он был как раз недостаточно консервативен. Кстати, именно в этом его обвинил возможно будущий премьер-министр Дмитрий Медведев, сказав: «Вы же сами подписывали эти бюджеты, что же вы теперь спорите? Раньше надо было». Я уверен, что Кудрин спорил и раньше.
Что касается продолжения его линии — сейчас бюджет разработан, Антон Силуанов внес его в Думу, и очевидно, что он будет принят. Но если упадет цена на нефть, этот бюджет придется пересматривать, причем достаточно быстро. И здесь роль такого человека, как Кудрин, может быть критически важной — кто-то же должен будет ответить за то, какие статьи необходимо урезать.
— И кто может быть этим кем-то?
— В конце концов за все решения в стране будет отвечать Владимир Путин, кем бы он ни был. Я уверен, что и Алексей Кудрин, и эксперты из «Стратегии-2020» ему не раз говорили, что непопулярные меры придется предпринимать.
В этом смысле я не понимаю, почему Владимир Путин так часто говорит, что повышения пенсионного возраста не будет. Уже очевидно, что это произойдет, — пенсионная система сейчас нежизнеспособна. Многим молодым зрителям и читателям РБК придется смириться с тем, что они не увидят ту пенсию, которую им обещали. Это реалии, которые следуют из цифр. И что бы мы ни делали, эти цифры никуда не денутся.
— Раз вы затронули тему пенсий, то не могу не спросить: какую позицию занимаете вы в споре о необходимости накопительной части пенсии?
— Я считаю, что без накопительной пенсии никакого решения не будет. Солидарные пенсии должны платиться людям, чей объем пенсии недотягивает до прожиточного минимума. То есть государство должно заботиться о бедных пенсионерах, а остальные пенсии должны платить люди сами себе. Другое дело, что в России сегодня нет хороших инструментов для инвестирования и накопительные пенсии пока не приносят дохода. Это связано с тем, что в России очень высокая инфляция и низкий уровень финансового развития. Впрочем, это не только российская проблема. Когда в Америке рынки падают на треть, это означает, что многие пенсионеры теряют треть своих пенсий. Рынки не защищены от взлетов и падений, а чудес не бывает. Поэтому мы видим, что многие европейские страны снижают пенсии и повышают пенсионный возраст, потому что деньги кончаются.

Политики и коррупция
— Новость о рокировке тандема вызвала достаточно негативную реакцию в обществе, по крайней мере в кругу людей, которых условно можно назвать интеллигентами. Возможно ли в России появление радикальных настроений, массового отъезда, может быть, повторения «арабских революций»?
— И то и другое возможно. С одной стороны, то, что Владимир Путин станет президентом, не является неожиданностью ни для кого. С другой — то, как это было сделано, подняло российскую политику на новый уровень цинизма и бесстыдства. Мы услышали то, что это решение было принято много лет назад, несмотря на то что мы уже много месяцев слышали, что это решение еще не принято и что «мы сядем и договоримся». К тому же на съезде «Единой России» Дмитрий Медведев заявил, что все эти годы «мы говорили вам правду»... Любой человек, который прочитает эти три заявления, начинает сомневаться в том, что в российской политике остались хотя бы какие-то приличия.
— Какие шаги может предпринять правительство, чтобы задобрить население?
— У меня есть отличная идея для российского правительства: побороть коррупцию. Согласен, это не очень просто, но Грузии почему-то это удалось. Есть и другие предложения. Отменить призыв, например. Это значит подарить сотням тысяч российских молодых людей год жизни. При этом не обязательно отменять призыв как он есть — можно повысить зарплату призывникам. Тогда служба в армии станет добровольной, а не рабской работой. Думаю, что это вполне популярное решение.
— В связи с темой коррупции логично вспомнить и о госзакупках. Сейчас вокруг них ломают копья Минэкономразвития и ФАС. А вы за какой вариант законодательства: закон о ФКС или 94-ФЗ?
— И тот и другой орган и прав, и неправ одновременно. И 94-ФЗ, и закон о ФКС не будут работать, пока в России не соблюдаются вообще никакие законы. Принимается очень много бесстыдных решений в области госзакупок, и это не зависит от того, какой утвердят закон. У нас есть чиновники, которые готовы пренебречь любым законом.
ФКС хороша тем, что она позволяет по крайней мере некоторым людям оставаться честными. А 94-ФЗ создает массу барьеров для закупок сложных услуг, что вызывает целый ряд злоупотреблений. В том числе среди тех, кто хотел бы оставаться честным.
В системе госзакупок нужно улучшать уровень прозрачности и научиться реагировать на сигналы от блогеров и простых людей о случаях коррупционных закупок. Даже сейчас, при 94-ФЗ, мы видим, что есть ведомства, которые отменяют закупки после сигналов о коррупционности, а есть министерства, которые их просто игнорируют. Это работа президента и премьера— сделать так, чтобы такие скандалы не прошли незамеченными. Другое дело, что это почти не происходит.
— На прошлой неделе Минэкономразвития фактически повторило слова Алексея Кудрина трехлетней давности о том, что Россия на фоне мировых событий становится тихой гаванью. Помнится, через несколько месяцев, в 2008 году, в России разразился кризис. Как в этот раз можно оценить слова правительства?
— Андрей Клепач сказал, что рубль может быть и 40 за доллар. И мне кажется, что он прав. Но слова про тихую гавань нужно воспринимать в контексте. Они были сказаны в Давосе в феврале 2008 года, когда действительно Россия могла ею стать, — тогда была вероятность того, что кризис будет совсем иным. Но сейчас нет никаких предпосылок для того, чтобы Россия осталась тихой гаванью. Напомню, что в 2007 году цена на нефть была 78 долл. за баррель, в Россию притекал капитал. Сегодня, еще до летних событий, до кризиса, до нестабильности на рынках, когда цена на нефть была 100 долл. и больше, из России капитал убегал. Это наглядно доказывает, что в мире мало кто верит в то, что Россия — тихая гавань. Да, проблемы есть в Америке и Европе, но инвесторы предпочитают выводить деньги именно из России, не веря заявлениям министров и голосуя ногами.
— К 1 октября по поручению президента чиновники должны были выйти из советов директоров госкомпаний. Как вы можете оценить замены?
— Многих чиновников заменили не независимыми директорами, а профессиональными поверенными. Профессиональный поверенный голосует по директиве Росимущества. Эта директива не касается всего круга вопросов, а затрагивает лишь важнейшие. При голосовании по этим вопросам профессиональные поверенные фактически выполняют роль клерков, что не очень эффективно. Ведь, как правило, эти люди — высококвалифицированные специалисты и время их очень дорого.
С другой стороны, понятно стремление государства получить контроль над управлением госкомпаниями. И в такой ситуации есть решение, причем очень простое: государство должно застраховать свои риски от ненадлежащего исполнения своих обязанностей независимыми директорами. Такая страховка уже существует — мы обсуждали ее на совещании с президентом Дмитрием Медведевым в июле. Он дал поручение Минэкономразвития разработать соответствующую инициативу в области страхования ответственности.
Некоторые компании считают, что сегодня есть налоговые проблемы со страхованием ответственности независимых директоров. Однако в ответ на поручение президента Минэкономразвития разъяснило, что проблем нет и если налоговые органы будут пытаться собирать деньги в случае выплаты страховки, то можно сослаться на это разъяснение. В этом смысле дорога открыта.
— Но в целом получается, что идея с независимыми директорами провалилась?
— Я не считаю, что она провалилась. Введение независимых директоров в советы госкомпаний привело к серьезному улучшению качества корпоративного управления. Даже профессиональные поверенные — люди, относительно независимые и не имеющие прямого конфликта интересов. В этом смысле даже профессиональные поверенные существенно лучше, чем чиновники.
Госкомпании, совет директоров которых возглавлял, к примеру, вице-премьер, курирующий эту отрасль, переживают из-за того, что теперь этот вице-премьер не сможет им помогать решать проблемы. Раньше было, конечно, в этом смысле удобнее. Это было хорошо для акционеров компании, но плохо для общественного интереса, потому что конкуренты госкомпании оказывались с ней явно не в равном положении.
Конечно, некоторые директора, пришедшие на смену чиновникам, не являются независимыми ни в юридическом, ни в реальном смысле этого слова. Многие из них так или иначе связаны с чиновниками. Но надо отметить, что эти вещи прекрасно могут регулироваться. В том числе и фондовыми биржами. К примеру, когда компании выходят на Нью-Йоркскую биржу, независимый директор должен раскрыть все свои конфликты интересов, все связи, которые у него есть с органами власти или контрагентами. И если компания публична и торгуется, эти связи будут налицо.
— Какое может быть продолжение у реформы?
— Во-первых, внедрение страховки — очень важная вещь. Я считаю, что, как только будет введена страховка, можно избавляться от поверенных и переходить к независимым директорам и председателям советов. По идее из работы Минэкономразвития следует, что страховать ответственность можно уже сейчас. Никакого бинома Ньютона тут нет. И президент давал такое поручение. Но мы видим, что не все поручения президента выполняются в срок.
Во-вторых, нужно прислушиваться к рейтингам корпоративного управления, которые делают независимые агентства, и привести госкомпании на уровень мировых стандартов. Сейчас международным стандартам корпоративного управления не удовлетворяет ни одна российская госкомпания, хотя это довольно просто сделать.
Однако нужно помнить, что госкомпания никогда не станет столь же хорошо управляемой, как частная. Поэтому их надо приватизировать, причем надо продавать не только миноритарные пакеты, а все, как говорил президент Медведев в июне на санкт-петербургском форуме. Исключением может стать разве что инфраструктура.
Читать полностью: http://www.rbcdaily.ru/2011/10/11/focus/562949981699569

 

Возврат к списку